Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Женщины правого крыла — Глава 2. Политика ума (начало)

Перевод главы "The Politics of Intelligence" из книги "Right-wing Women: The Politics of Domesticated Females" (с сокращениями; выпущены стр. 40-43).
Оригинал перевода можно найти здесь.
Благодарю caballo_marino за любезно предоставленную помощь в редакторской правке.



Перейти к Главе 1 "Обещание крайне правых"

Почему жизнь так трагична; всего лишь полоска тротуара над пропастью. Я заглянула вниз; у меня закружилась голова; не знаю, как сумею дойти до конца… Ощущение бессилия: лед не растопить.
— Вирджиния Вульф, «Дневник писательницы», 25 октября 1920 года

Мужчины ненавидят ум в женщинах. Он не должен воспламенять и не должен обжигать; не должен пылать, охваченный безрассудством, и выгорать, обращаясь в пепел. Он не должен быть холодным, рациональным, отстраненным; теплому чреву не cнести ледяного бесстрастия блестящего ума. Он не должен быть кипучим и не должен быть мрачным; не должен быть ничем таким, что не приведет к рождению детей или бл...ству. Он не должен быть тем, что, собственно, и есть ум: энергией человеческого разума, самостоятельно действующего в этом мире и напрямую влияющего на него.

«Поистине, — пишет Норман Мейлер, — не думаю, что когда-нибудь появится по-настоящему интересная женщина-писательница, если только однажды первая шлюха не займется услугами секса по телефону и не расскажет свою историю». И Мейлер здесь по-своему добр к нам, поскольку допускает в шлюхе способность знать, если не рассказать: она что-то узнала на собственном опыте, и эта ее история заслуживает интереса. «Гений, — заметила Эдит Уортон в более прагматичном ключе, — вещь довольно бесполезная для женщины, которая не умеет сделать прическу».
Collapse )

Письма из зоны военных действий — Обычная правдивая история

Перевод главы "A True and Commonplace Story" из книги "Letters from a War Zone".

Оригинал перевода можно найти здесь.



Это никогда прежде не публиковалось.

В декабре прошлого года, в разгар снежных буранов, мне пришлось лететь из маленького аэропорта в Новой Англии в Рочестер, штат Нью-Йорк, чтобы оказать поддержку четырем женщинам, обвиненным в том преступлении, что они разбили окно, чтобы порвать афишу, рекламирующую «Снафф» - садистский порнографический фильм, который в это время проходил в кинотеатре, находившемся в местном отделении Холидей-Инн и принадлежавшем ему. Женщины не признавались, но и не отпирались, несмотря на эфемерность имеющихся против них свидетельств, от совершения предъявленных им деяний, поскольку были, как и все феминистское сообщество Рочестера, убеждены в их необходимости. Обвинение же в преступлении, предусматривающем до 4 лет лишения свободы, явно звучало скорее как месть, чем как правосудие. Интеллигентные и отзывчивые женщины, преданные борьбе за женские права, они отмечали, что служащие правоохранительных органов Рочестера относились со странным безразличием к показу фильма, который воспевает расчленение женщин как оргазмический акт, и в то же самое время эти служащие были серьезно обеспокоены и готовы мстить за наглость женщин, которые причинили неудобство одному-единственному показу этого порочного фильма.

Аэропорт — не самое лучшее место для женщины, путешествующей одной, особенно в дни снежных буранов, когда рейсы откладывают до бесконечности. Большинство скучающих в ожидании рейса пассажиров — мужчины, и пока они ожидают, они пьют. Чем дольше ожидают, тем больше пьют. В день штормового предупреждения достаточно нескольких часов, чтобы аэропорт был полон пошатывающихся от опьянения мужчин, чьи сентиментальные взоры сосредотачиваются на немногих одиноких женщинах, присутствующих тут. Такая ситуация может быть опасной или нет, но она определенно неприятна. После следований за мной по пятам, приставаний и «соблазнений» путем называния грязными словами мне было радостно заметить другую одинокую путешественницу. Посмотрев друг на друга, потом на оглядывающих нас хищными взглядами мужчин вокруг, мы с ней немедленно стали крепкими друзьями. Моя попутчица, возраста около двадцати лет, была студенткой небольшого колледжа свободных искусств, где изучала театр. Она летела в Рочестер, чтобы навестить друзей. В пути мы с ней обсуждали книги, фильмы, игры, работу, наши мечты и будущее феминизма. Таким теплым и непринужденным образом проведя время, мы сами не заметили, как были уже в Рочестере. Когда я выходила из самолета, в давке меня быстро, но ощутимо ощупал один из мужчин, волочившихся за мной в аэропорту; и, расставаясь, мы с подругой погоревали о «маленьких изнасилованиях», как мы назвали такие случаи.
Collapse )