October 25th, 2013

Письма из зоны военных действий — Экономика пола: ужасающая правда

Перевод главы "Sexual Economics: The Terrible Truth" из книги "Letters from a War Zone".

Оригинал перевода можно найти здесь.



Это текст речи, произнесенной перед женщинами в Harper & Row, издательстве, которое первым опубликовало книгу "Наша кровь". Она упоминается в этой книге в предисловии к "Нашей крови": мужчины в костюмах сделали пометки, и моя песенка была спета. Позже журнал Ms. опубликовал "отредактированную" версию. Это оригинальный текст. Я очень обрадовалась, когда сотрудницы Harper & Row пригласили меня выступить с речью по случаю дня, посвященного защите интересов женщин-работниц. Harper & Row было в то время единственным издательством в Нью-Йорке, в котором был не только профсоюз, но и женская группа.

Большинство работающих в издательском деле — женщины, с низкой зарплатой и лишённые влияния. Издатели, которые для защиты свободы слова производителей порнографии вооружились штатом юристов и деньгами, не позволяют своим служащим объединяться как работникам, или как женщинам; также они не уделяют никакого внимания правам писателей на достойную оплату или на творческую независимость. Издательское дело — это дурно пахнущая, насквозь прогнившая индустрия в США. У слушавших эту речь низкооплачиваемых редакторов и мелких служащих оказалось много общего с женщиной, написавшей эту речь: данное эссе посвящено именно этому.

Я благодарю женщин Harper & Row за то, что пригласили меня.


В книге "Женщины и экономика" (впервые опубликованной в 1898 году), Шарлотта Перкинс Гилман написала: "Самка человека экономически зависима от самца. Он обеспечивает ее продовольствием." Мужчины обеспечивают нас продовольствием, будь мы матерями, домохозяйками, проститутками, работницами на производстве, служащими или специалистками. Мужчины обеспечивают нас продовольствием, будь мы гетеросексуальными или лесбиянками, неразборчивыми в связях или давшими обет безбрачия, независимо от нашей расовой, этнической или классовой принадлежности. Мужчины обеспечивают нас продовольствием независимо от того, работаем ли мы ради удовольствия или за деньги. Мужчины обеспечивают нас продовольствием, живём ли мы в капиталистических странах, где мужчины контролируют промышленность, сельское хозяйство и государственную власть, или в социалистических странах, где мужчины контролируют промышленность, сельское хозяйство и государственную власть. Женщины знают, что их физическое выживание и благосостояние напрямую исходит от мужчин, будь то отцы, мужья, клиенты проституток, начальники, работодатели или государственные чиновники. Говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, но именно женщинам приходится отдавать сердца, чтобы избежать голода.
Collapse )

Жизнь и смерть — Массовый расстрел в Монреале: политика пола в убийстве женщин

Предисловие от переводчицы: 6 декабря 1989 года Марк Лепин, мужчина 25 лет, вооруженный полуавтоматическим ружьем и охотничьим ножом, вошел в здание Монреальского политехнического института. Поднявшись на второй этаж, он зашел в аудиторию, где проходили занятия по инженерной механике, и потребовал, чтобы сидящие там студенты разделились на мужчин и женщин и выстроились по разные стороны комнаты. Поскольку немедленной реакции не последовало, он выстрелил в потолок. После того, как группа была разделена на девять женщин и около пятидесяти мужчин, Лепин потребовал, чтобы последние покинули аудиторию. После этого он спросил у оставшихся женщин, знают ли они, почему он здесь. Когда кто-то ответил «нет», Лепин сказал «Я сражаюсь с феминизмом». Одна из женщин возразила, что они всего лишь студентки и вовсе необязательно феминистки, марширующие по улицам с лозунгами против мужчин. Лепин ответил: «Вы женщины, вы собираетесь стать инженерами. Все вы одна феминистская шайка. Я ненавижу феминисток». Он открыл огонь по студенткам, убив шестерых и ранив трех, после чего покинул аудиторию и направился по коридору, стреляя во встречных женщин и ранив еще трех человек.

Зайдя в другую аудиторию, Лепин дважды попытался застрелить сидящую там женщину, но ружье оказалось разряженным. Выбежав на пожарную лестницу, он перезарядил ружье, но когда попытался вернуться в комнату, то обнаружил, что дверь была заперта изнутри. Три выстрела в дверь не смогли ее открыть, и Лепин направился к кабинету бюро финансовых услуг, где выстрелом сквозь стеклянную дверь застрелил женщину-служащую. После этого он отправился в студенческую столовую, в которой на тот момент находилось около ста человек, где расстрелял еще трех женщин.

Он поднялся по лестнице на третий этаж и зашел в аудиторию, где он убил еще четырех студенток – одну из них он зарезал охотничьим ножом. Затем Лепин снял кепку, завернул ружье в свое пальто, воскликнул «Вот дерьмо» и убил себя выстрелом в голову через двадцать минут после начала нападения.

В ходе бойни погибли тринадцать студенток и одна служащая института; кроме того, были ранены еще четырнадцать человек, в том числе четверо мужчин. Несколько студентов, ставших свидетелями расстрела, позже покончили с собой; двое из них в своих предсмертных письмах причиной самоубийства назвали эмоциональные страдания, вызванные пережитым.

Во внутреннем кармане пиджака Лепина была найдена прощальная записка, а также два письма, адресованных его друзьям, каждое из которых было помечено днем расстрела. В своем предсмертном письме Лепин говорил, что собирается совершить массовое убийство по политическим мотивам и обвинял феминисток в том, что они испортили ему жизнь. Письмо также содержало список из девятнадцати квебекских женщин, считавшихся феминистками, которых он, по всей видимости, намеревался убить. Спустя год после трагедии письмо было опубликовано, хотя и без списка женщин. Текст письма взят отсюда, перевод мой.Collapse )